Возможна ли томская история, где парень притворялся «врачом», в белорусских «ковидариях»? МЛЫН.BY проверил

COVID-19 Безопасность и здоровье Общество

Молодой житель Томска, бабушка которого оказалась в ковидном госпитале, не имея разрешения на ее посещение, самовольно проник в учреждение под видом медработника. Целью парня был отнюдь не хайп, а реальная боязнь за жизнь близкого человека. То, что он там увидел, не только повергло внука в шок, но и заставило обратиться за помощью в прокуратуру. Антисанитария, стоны, несвоевременное оказание помощи и буквально безысходность попавших в стены больницы людей… Все мы невольно делаем проекцию на нашу ближайшую действительность. Возможно ли в белорусских стационарах (не дай Бог!) такое, узнавал МЛЫН.BY.  

Пять ковидных

Минская областная клиническая больница в реальных условиях, когда четвертая волна сбивает с ног сотни и тысячи белорусов, заставляя работать с максимальной нагрузкой даже простые районки, сегодня перепрофилировала под инфекционные сразу пять отделений. «Инфекционка» отрылась на базе кардиологии, неврологии, нефрологии, ревматологии, неврологии — всего 220 коек.

— Поступают к нам как первичные пациенты, которые сами обращаются и имеют показания для госпитализации, те, которых доставляют бригады скорой помощи, так и больные из других учреждений здравоохранения, которые нуждаются в лечении в условиях нашего стационара, — рассказывает заместитель главного врача Елена Индюкова. — Как правило, все пациенты достаточно тяжелые, причем независимо от возраста и наличия сопутствующих заболеваний. Серьезные пневмонии диагностировались как у 80-90-летних, так и тех, кому немного за 20.   

Медики уже неоднократно подчеркивали, что развитие болезни у пациентов, инфицированных вирусом с приставкой дельта, более стремительное, а потому оказаться лежачим, кислородозависимым больным вполне реально за считанные дни. 

— Лечить тяжелую форму болезни крайне сложно, очень много времени требует последующая реабилитация, — отмечает Елена Индюкова. — По сути, из строя выходит весь организм, нарушается работа всех систем. А говорить о победе сразу после выписки не стоит, ведь еще придется приложить много усилий, чтобы встать на ноги. Опасны также осложнения, которые могут развиться позже. И лечение во многом зависит от настроенности самого пациента и выполнения им рекомендаций лечащего врача. А наши медики делают все возможное, чтобы человек как можно быстрее пошел на поправку. Поэтому считаю, что такие ситуации, как в Томске (если она является правдивой) просто невозможны. У нас налажена система оказания медицинской помощи, есть ряд актуальных протоколов лечения, инструкций, в том числе и по соблюдению санитарно-гигиенического режима. Поэтому никакой антисанитарии, грязного белья и прочих неприятных моментов в наших стационарах просто быть не может. 

Даже воздух санируют 

Главная медицинская сестра областной больницы Екатерина Синило рассказывает, что в среднем в одном отделении на лечении находится чуть более 30 человек.

Дежурят в них одновременно врач, две постовые медсестры, одна процедурная и санитарка. Именно на их плечах лежат все вопросы ухода за пациентами. 

— Есть, конечно, специфические лечебные мероприятия, но средний медперсонал не только ставит уколы и капельницы, но и кормит лежачих пациентов, делает противопролежневый массаж, меняет положение тела, проводит гигиенические процедуры, в том числе замену памперсов. Ну а санитарке хватает забот по уборке и санированию помещений, которая проводится три раза в день, причем обрабатываются как пол, так и стены. Все понимают, что концентрация вируса в красной зоне и так высока, и совершенно недопустимо усложнять ситуацию еще и патогенными микробами. Поэтому все убирается тщательно и по графику. Воздух обеззараживается при помощи рециркуляторов и бактерицидных облучателей, которые находятся в каждом помещении. Также никто не отменял проветривание не реже одного раза в два часа. 

Медсестра инфекционного отделения Наталья Селицкая отвечает за обеспечение «красной зоны» защиты для коллег. Безопасные условия труда — превыше всего.

Отрицает Екатерина Синило и возможность проникновения в красную зону постороннего лица. 

— В отделение есть только один вход — через шлюз. В нем персонал переодевается.

Как только смена заступила на дежурство, дверь закрывается на ключ изнутри. Более того, на этаже работают считанные люди, которые очень хорошо знают друг друга, на их одежде написаны фамилии, поэтому чужака вычислили бы в одно мгновение. Думаю, тревогу забили бы и наши пациенты. Так что, к счастью, повторения томской истории для нас нереально.

Вода и фрукты

Связь с внешним миром пациенты инфекционных отделений имеют лишь по телефону, однако принести передачу для больных из красной зоны можно. Принимают по установленному графику, как правило, с 17:00 до 19:00. 

К этому времени спускаемся в вестибюль терапевтического корпуса и мы, чтобы пообщаться с теми, кто пришел с приветом и с пожеланиями скорейшего выздоровления близким. Несколько человек соглашаются рассказать истории тех, кому принесли весточку из дома. 

Юрий — минчанин, в областную больницу попал его 80-летний свекр. 

— Он у нас очень гордый, упрямый, скажем так, — человек советской закалки, — говорит мужчина. — Вот и болеть привык так же, тихо переживая и применяя народные средства. До последнего не верил, что ковид его свалит с ног, все сидел на даче, хотя и с температурой. Пришлось практически силой везти в больницу. Хоть и без пневмонии, но ситуация оказалась серьезная — возраст, много разных проблем со здоровьем. Поначалу лечился в больнице скорой помощи, а затем перевели в областную. На нехватку еды не жалуется, так что в сумке вода и фрукты. 

Кстати, Юрий отметил, что сам в июне вакцинировался, а в сентябре он и жена заболели. Тест оказался положительным, а форма — легкой. Так что теперь всем рекомендует сделать прививку. 

А вот Юлия из Сенницы очень сожалеет, что не успела привиться. 

— Здесь лечится мой муж, ему 51 год, — рассказала женщина. — Большая степень поражения легких, все время на кислороде. Даже в туалет сходить проблема, сразу падает сатурация. Тяжело, но борется, хотя мне по телефону говорит, что все нормально. Я переболела в более легкой форме, так что через месяц пойду прививаться.

Что касается еды, то аппетита у мужа пока нет, поэтому соблюдаем питьевой режим.   

Наталья живет в Боровлянах и тоже оказалась посильнее своего супруга, который попал в стационар.

— Радуюсь, что мы живем именно здесь, я верю в высокую квалификацию наших медиков. А потому надеюсь, что все будет хорошо, хотя пневмония с поражением легкого на 45%. Молодой мужчина, болезней никаких нет, а от ковида свалился. Весной более серьезно болела я, а он перенес легко. Теперь вот поменялись местами. Видимо, у меня было больше антител. Прививаться пока не спешим, но время покажет.

Как видите, канистрами ношу питьевую воду. 

Поток посетителей ближе к шести становится более плотным. Кто-то приехал забирать близкого человека домой, ожидая его в коридоре. Значит, пошел на поправку, значит, коварный вирус отступил. Всем бы такой записи в эпикризе. 

Источник: МЛЫН.BY