Культура

Міхась КУРЫЛА

Аблокі

Для лёгкіх для аблокаў

Няма канца ні краю,

Плывуць яны высока

Над родным нашым краем.

Над тым – што перажыта,

Над тым – чаго не знаем;

Над побытам і бытам –

Над пеклам ці над Раем…

Пастух аблокаў – вецер –

На месяцы гарцуе,

Маланкамі, як плеццю,

Аблокі ён лупцуе…

Плывуць, плывуць аблокі,

Чародамі, па пары –

Нясуць свой сэнс глыбокі

Людскія будзяць мары.

Валянціна ГІРУЦЬ-РУСАКЕВІЧ

 

*   *   *

Зімка зноўку засявае

залацінкі-зоркі.

Завіруха заспявала –

замяла задворкі.

 

Засваволіла задзіра,

заскуголіла-завыла,

зухавата заіскрыла,

заінела, засняжыла,

звонка замарозіла,

зорным ззяннем зіхатлівым

зноў знянацку захапіла.

Зноў закарагодзіла…

 

 

*   *   *

Ці так, ці так, ці так? –

гадзіннік

Дапытвае няўмольна строга…

Далёка ўжо за палавіну

Зайшла жыццёвая дарога.

 

Ці так па ёй ішла ўпарта,

Ці тыя словы ўсе і справы?

Ці так, ці так, ці так?..

Ці варта

Павагі ад людзей і славы?

 

Пра славу… ну яе, не трэба,

Не ў ёй усё ж, напэўна, шчасце.

Была б павага і патрэба

Жыць для людзей з душою – насцеж.

 

Ці так,  ці так?..

Сама не знаю:

Відно, напэўна, лепей людзям.

А варта пекла або раю –

Судзіць Усявышні толькі будзе.

Зінаіда  ГАСЦІЛОВІЧ

 

*   *   *

Там, высока ў нябёсах,

У сініх аблоках

Заблудзіўся анёл,

Як і я, адзінокі.

Заблудзіўся і страціў

Траекторыю руху.

У маўчанні застыў…

Спыніся. Паслухай…

 

Людміла САДОЎСКАЯ

 

КостЕр дружбы

У костра я друзей соберу,

Чтоб огонь в нем пылал бесконечно,

Я дрова для костра соберу,

Ведь с друзьями всегда интересно!

 

Ты гори, мой костер, разгорайся!

Собирай всех друзей, постарайся!

От тепла твоего мы сплотимся

И с любою бедою сразимся!

 

Пусть пылает костер нашей дружбы,

Ведь друзья – это все, что нам нужно,

Это помощь, когда очень трудно,

Это радость вдвойне – когда дружба!

 

Кто сказал: дружбы нет? Напрасно!

Дружба есть и она прекрасна!

Только ей дорожить умейте

И обидой костер не залейте!!!

Аксана МІТРОШЧАНКАВА

 

*   *   *

А еще… если встать на заре,

Опять перекинешься птицей.

И крылья опять в серебре.

И в небе можно кружиться…

 

Я тебя научу летать.

Ты только скажи, что хочешь.

И в небе будут опять

Две птицы и днем, и ночью.

Юлія АРЦЮКЕВІЧ

 

*   *   *

А мне не трэба кветак дарагіх,

Букет язміну лепей  са старонкі мілай.

І дома апынуцца, ля сваіх,

На той зямлі, што я заву радзімай.

 

Мая радзіма —  вёсачка мая.

І кожны тут каменьчык мне знаёмы,

Лагодзіць сэрца песня ручая,

Якi спяшаецца-цурчыць без стомы.

 

А вось і сад бацькоўскi каля хаты,

Дзе яблынi цвiтуць вясной —

Бялютка-белы, на дары багаты,

Як да яго не прыкiпець душой!

 

За садам поле, а ў полi – жыта

Гамонiць з сонцам летняй ранiцой…

Не будзе гэта сэрцайкам забыта,

Бо роднае ўсё, назаўжды са мной.

 

У якой бы я дарозе не была,

Чакайце вы мяне, матуля з татам,

У хаце, у якой з дабром расла,

Хай стане мой прыезд

Хоць невялiчкім святам.

Уладзімір БУРАКОЎСКІ

 

ВСЕ ЭТО БЫЛО

 

Все это было лишь недавно…

Нет, это было так давно.

Прошли года, но, как ни странно,

Нам не горчит любви вино.

 

Как будто вырвавшись из тьмы,

Мы радовались, словно дети.

Тогда еще не знали мы,

Что нас любовь поймала в сети.

 

Мы помним счастья райский сад

И пьяное распутство лета,

Стрелою раненый закат

И звезды под крылом рассвета.

 

Ночь собеседницей была,

Мы доверяли ей так много.

Твердили звезды и луна,

Что нам идти одной дорогой.

 

Любви не завершен трактат,

Мы помним, помним наше лето,

И раненый стрелой закат,

И шелест звезд перед рассветом.

Марыя ШАКУН

Ракуцёўшчына

(Максіму Багдановічу)

Б’ецца крынічка з зямлі,

З самага яе сэрца,

І ён быццам тут стаіць,

Яго сэрца б’ецца.

 

Па гэтых сцежках хадзіў,

Дыхаў паветрам гэтым,

І ракуцёўскі матыў

Стаў яго шчодрым летам.

 

Тут Вераніка яго

Ў марах з’яўлялася,

Грэла Радзімы цяпло

І лёгка пісалася.

 

Хто б мог падумаць калі,

Што малады чалавек

Гэты куточак зямлі

Вершам праславіць навек?

 

З каменя свечка “гарыць”,

Напамінае ўсім:

Жыў і ў вяках будзе жыць

Сын Беларусі Максім.

 

Величайшая из сил

Зима в этот вечер решила похулиганить, и без перерыва  осыпала трамвайную остановку снегом. А ветер такого ну никак не мог пропустить! Он забавлялся сдуванием снежинок с деревьев, с крыш домов, а потом подхватывал их и танцевал, танцевал, танцевал…

А в это время по почти пустынной, но волшебной благодаря тускнеющему свету фонарей улице шла удивительная, на мой взгляд, пара. Он и она… Совсем уже не молодые, они шли мелкими шажками, соизмеримыми с шагами загадочных гейш в небольшом, но уютном чайном домике в Японии. Они так крепко прижались друг к другу, что даже ветер “покрякивал” и дулся, пытаясь протиснуться через маленькие щели в их одежде. Устав после пары попыток, он принялся сооружать нехитрую воронку из серебристых снежинок, в центре которой тихонько шла пара. Вот так, за несколько минут, шалун-ветер задернул шторкой влюбленную пару от посторонних глаз. Но мне он разрешил подсмотреть, взяв с меня обещание потом с ним поиграть.

И я, воспользовавшись этой удачей, тихонько за ними наблюдала, а они не замечали ни меня, ни узорчатой шторки, ни подъехавшего трамвая. Остановившись на остановке, они смущенно молчали и смотрели друг другу в глаза. Ох, как горели их глаза, окутанные умудренными жизнью морщинками! Сколько там страсти, детской наивности и радости! Огонек так и горел, ему так и подкидывали “дровишки”, а снежинки-пушинки таяли на ресницах и стекали слезами радости.

Сколько лет они уже вместе… Сколько было в их жизни разочарований, слез, потерь, надежд, радостей… А они все также смотрят друг на друга, как на первом свидании, как будто еще только изучают пристрастия, привычки… И в этот миг останавливается время, замедляют ход старинные часы, исправно отсчитывающие минуты вот уже сотни лет. А снежинки белыми мотыльками садятся на ее пальто, как на лампочку уличного фонаря…

Неужели есть такая сила, которая может остановить время, которая способна соединить два разных мира, переплести две разные судьбы? Сила, неизменная во все времена, у всех народов. Сила, способная лечить все раны, даже те, за которые не берется время…

Наблюдая за этой удивительной парой, я поняла, что эта сила величайшая на Земле, она сильнее потерь, сильнее смерти. И эта сила – любовь…

Таццяна КОСІК

 



Добавить комментарий